Девушки наивные
Изменился
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
 


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Девушки наивные > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — вторник, 18 декабря 2018 г.
самые нелепые стихоплеты и сочинители это, конечно, те, кто хочет... Cоllapsar в сообществе ежедневник 22:50:50

let the mystery­ be

самые нелепые стихоплеты и сочинители это, конечно, те, кто хочет выйти за пределы пресловутой формы, наивно полагая, что у любого текста есть дверь из текста или хотя бы зона, приближенная к этой двери; в итоге меняют квадратную клетку на круглую. форма и содержание дополняют друг друга и делают стих стихом, а то, что без формы - это уже не к тексту. даже у того деда с ютуба, который со слезами умиления смотрит на своего гомункула, больше прав им гордиться
f***ing life Цeз 13:15:07
<<Во мне умер романтик...>>

­­

Я никогда не была романтичной. Свои чувства я не показывала в полной мере. Не любила и не люблю телячьи нежности. Чтобы обнять меня, нужно изловчиться, а ещё быть быстрым, чтобы вовремя съебаться.
Но я помню несколько моментов из жизни, которые греют меня изнутри. Мне так нравится вспоминать их и так больно.
...
Подробнее…Это был далёкий 2010 год. Мне удалось выиграть местечко в программе "Мы Россияне". Опустим все моменты, а поговори о главном. Путь назад из Москвы, мы проводили в поезде. Боковые полки. Тогда я дико понравилась мальчику и он проявлял знаки внимания всю поездку. И я ответила взаимностью, за несколько дней до отъезда. Ночной поезд, за окном мелькают огни городов и станций. Идёт дождь и окна покрылись каплями. Я лежу на своей верхней полке и смотрю как бегут темные деревья. Рука свисает между кроватью и стеной. Он держит за пальцы, нежно гладит руку и читает стихи полушепотом, но мне все слышно. По приезду мы потеряли друг друга, и больше никогда не виделись.
...
Проходит время, первая любовь, первые отношения. Он ждал меня после уроков и часто провожал до дома. Он привил любовь к року и научил играть на гитаре.
Мы идём после школы и о чем-то говорим,мы любили разговаривать. Он ведёт меня в старый заброшенный лагерь в центре города. Четвёртый этаж, открывается вид на город. Он обнимает сзади, целует в макушку и говорит о снах. Строит планы о наших отношениях. Провожает до дома, нежно целует и уходит.
Через пару недель, звонок на телефон. Он просит выйти. Я выхожу и вижу цветы. Мои первые цветы от любимого человека. Прогулки до позднего вечера. Его куртка на плечах. И наша песня. Его поддержка на концертах. Ведь я благодаря ему начала петь и выступать. А потом болезненный разрыв. Слёзы и злоба на мир.
...
Проходят года, я в отношениях с плохим парнем. На улице ливень, а мы в тёплой квартире, в обнимку. Я предлагаю пойти погулять и он согласен. Мы идём, мокрые насквозь, но счастливые. На следующий день я прихожу к нему, чувствую себя не очень, но это не главное. И внезапно я плюхаюсь в полуобморочном состоянии. Он обнимает меня, а я вся горю. Температура под 39. Постель, тёплое одеяло, холодное полотенце на лоб. Я в бреду, но помню как он приносит куриный бульон. Я никогда не ела ничего вкусней. Спустя пару часов мне лучше, он несёт меня домой. Спустя время, разрыв отношений и моя злоба крепчала сильней.
...
Мне 19. Озлобленная на всех и вся,ненавидящая все живое и тут появляется он. Прогулки по городу, стихи, рассказы. Цветы, что дороги были сердцу. До нового года, пару часов. Стук в дверь, он на пороге с большой и красивой коробкой и игрушкой. Я радуюсь как ребёнок и ещё больше эмоций, когда понимаю что это то, о чем я мечтала. Я целую его, благодарю и жду в новогоднюю ночь. Ради меня он бросает свой пост на кпп и идёт ко мне. Мы проводим новогоднюю ночь вместе.
Мой двадцатый день рождения. В ночной суматохе, в подвыпитом состоянии я иду к нему. Он встречает меня с улыбкой, несёт из комнаты цветы и конфеты. Мы лежим и смотрим мультик, заедая все пиццей и колой.
Медвежонок на 14 февраля, он так мне мил и дорог. Он знает что я люблю.
Время идёт, разрыв отношений. Он ушёл по-английски. Я и не страдала. Было просто неприятно.
...
Леса сменяются огнями городов. Ночь во всю окутала улицы. Там за стенами вагона, холодно, а в стенах тепло и уютно. Поезд останавливается. Я схожу с вагона, мне помогают спустить сумку. И я вижу его. Того, ради кого я бросила все. Цветы, не любимые, но приятно. И поцелуй, жаркий и долгий. Первый поцелуй. Мы идём домой, и что бы не было неловких пауз, он говорит. Дом, милый дом. Остывшая пицца, но такая вкусная. Мы ложимся спать, впервые за пол года отношений, вместе. Тепло его тела и я счастлива.
...
Мимолетный взгляд. Он обычный, такие же как и все, но зацепил. Он поцеловал меня, сам, я и не просила. Целуя руки, предплечья,он дарил нежность, а я сходила с ума.
Время спустя, он обнимает меня и кладет меня на свою грудь. Тепло, слышу биение сердца. Хочу уйти, но не могу. Сладко приторный поцелуй. Схожу с ума.
Скоро день города, открыли фонтан. И я как малое дитя, бегу туда, смотреть на огни и воду. И он тоже там. Внезапная встреча. Он мокрый насквозь, но стоит улыбается. У меня время на исходе. Нужно бежать домой. Он провожает меня. Идём по тёмным улочкам, о чем-то говорим и вроде неважно. Вспоминаю песню, говорю ему и она стала нашей.
Пару дней спустя, прошу прогуляться со мной. Он идёт. Мы гуляем по ночному городу,
говорим ни о чем и обо всем. Смотрю на него, а он внезапно тянет меня к себе. Чуть в яму не упала, спас. Берёт за руку и мы идём под светом фонарей, в ночной тишине. Пол ночи провели за разговорами и вроде говорили о ерунде, но расставаться не хотелось.
Еще несколько дней спустя. Я вытаскиваю его гулять. Тот же маршрут, но что-то меняется. Он ведёт меня по темноте, держа за руку. На миг мне даже стало страшно. Приходим на мост. Журчит ручей, стрекочат насекомые. И мы стоим вдвоём, снова разговоры ни о чем. Притягиваю его к себе. Целует в лоб. Прижимаюсь к его груди. Мне спокойно, мне хорошо и тепло. Невольно улыбаюсь. Гуляли до поздней ночи. Решил пройтись по парапету, чуть не упал. Я встала, закрыла лицо руками, чувствую что обнял и к себе прижимает,по волосам гладит. Схожу вновь с ума от этой нежности.
Болезненный разрыв. Истерики, депрессии и снова злоба на весь мир, на него, на себя.
До сих пор скучаю по воспоминаниям, до сих пор больно слушать песни, до сих пор жду сообщений.
Наивная, глупая.


Категории: Мысли в слух, Черным по белому
Позавчера — понедельник, 17 декабря 2018 г.
Джером Сэлинджер "И эти губы, и глаза зеленые" chigurh в сообществе Moramo 04:47:07

Homo Agens

Когда зазвонил телефон, седовласый мужчина не без уважительности спросил молодую женщину, снять ли трубку — может быть, ей это будет неприятно? Она повернулась к нему и слушала словно издалека, крепко зажмурив один глаз от света; другой глаз оставался в тени — широко раскрытый, но отнюдь не наивный и уж до того темно-голубой, что казался фиолетовым. Седовласый просил поторопиться с ответом, и женщина приподнялась — неспешно, только-только что не равнодушно — и оперлась на правый локоть. Левой рукой отвела волосы со лба.

— О господи, — сказала она. — Не знаю. А по-твоему как быть?

Седовласый ответил, что, по его мнению, снять ли трубку, нет ли, один черт, пальцы левой руки протиснулись над локтем, на который опиралась женщина, между ее теплой рукой и боком, поползли выше. Правой рукой он потянулся к телефону. Чтобы снять трубку наверняка, а не искать на ощупь, надо было приподняться, и затылком он задел край абажура. В эту минуту его седые, почти совсем белые волосы были освещены особенно выгодно, хотя, может быть, и чересчур ярко. Они слегка растрепались, но видно было, что их недавно подстригли — вернее, подровняли. На висках и на шее они, как полагается, были короткие, вообще же гораздо длиннее, чем принято, пожалуй даже, на «аристократический»­ манер.

— Да? — звучным голосом сказал он в трубку.

Молодая женщина, по-прежнему опершись на локоть, следила за ним. В ее широко раскрытых глазах не отражалось ни тревоги, ни раздумья, только и видно было, какие они большие и темно-голубые.

В трубке раздался мужской голос — безжизненный и в то же время странно напористый, почти до неприличия взбудораженный:

— Ли? Я тебя разбудил?

Седовласый бросил быстрый взгляд влево, на молодую женщину.

— Кто это? — спросил он. — Ты, Артур?
Подробнее…
— Да, я. Я тебя разбудил?

— Нет-нет. Я лежу и читаю. Что-нибудь случилось?

— Правда я тебя не разбудил? Честное слово?

— Да нет же, — сказал седовласый. — Вообще говоря, я уже привык спать каких-нибудь четыре часа…

— Я вот почему звоню, Ли: ты случайно не видал, когда уехала Джоана? Ты случайно не видал, она не с Эленбогенами уехала?

Седовласый опять поглядел влево, но на этот раз не на женщину, которая теперь следила за ним, точно молодой голубоглазый ирландец-полицейский, а выше, поверх ее головы.

— Нет, Артур, не видал, — сказал он, глядя в дальний неосвещенный угол комнаты, туда, где стена сходилась с потолком. — А разве она не с тобой уехала?

— Нет, черт возьми. Нет. Значит, ты не видал, как она уехала?

— Да нет, по правде говоря, не заметил. Понимаешь, Артур, по правде говоря, я вообще сегодня за весь вечер ни черта не видел. Не успел я переступить порог, как в меня намертво вцепился этот болван-то ли француз, то ли австриец, черт его разберет. Все эти паршивые иностранцы только и ждут, как бы вытянуть из юриста даровой совет. А что? Что случилось? Джоанна потерялась?

— О черт. Кто ее знает. Я не знаю. Ты же знаешь, какова она, когда налакается и ей не сидится на месте. Ничего я не знаю. Может быть, она просто…

— А Эленбогенам ты звонил? — спросил седовласый.

— Звонил. Они еще не вернулись. Ничего я не знаю. Черт, я даже не уверен, что она уехала с ними. Знаю только одно. Только одно, черт подери. Не стану я больше ломать себе голову. Хватит с меня. На этот раз я твердо решил. С меня хватит. Пять лет. Черт подери.

— Послушай, Артур, не надо так волноваться, — сказал седовласый. — Во-первых, насколько я знаю Эленбогенов, они наверняка взяли такси, прихватили Джоанну и махнули на часок-другой в Гринвич-Вилледж. Скорее всего, они все трое сейчас ввалятся…

— У меня такое чувство, что она развлекается там на кухне с каким-нибудь сукиным сыном. Такое у меня чувство. Она, когда налакается, всегда бежит на кухню и вешается на шею какому-нибудь сукиному сыну. Хватит с меня. Клянусь богом, на этот раз я твердо решил. Пять лет, черт меня…

— Ты откуда звонишь? — спросил седовласый. — Из дому?

— Вот-вот. Из дому. Мой дом, мой милый дом. О черт.

— Слушай, не надо так волноваться… Ты что… ты пьян, что ли?

— Не знаю. Почем я знаю, будь оно все проклято.

— Ну погоди, ты вот что. Ты успокойся. Ты только успокойся, — сказал седовласый. — Господи, ты же знаешь Эленбогенов. Скорей всего, они просто опоздали на последний поезд. Скорей всего, они с Джоанной в любую минуту ввалятся к тебе с пьяными шуточками и…

— Они поехали домой.

— Откуда ты знаешь?

— От девицы, на которую они оставили детей. Мы с ней вели весьма приятную светскую беседу. Мы с ней закадычные друзья, черт подери. Нас водой не разольешь.

— Ну, ладно. Ладно. Что из этого? Может, ты все-таки возьмешь себя в руки и успокоишься? — сказал седовласый. — Наверно, они все прискачут с минуты на минуту. Можешь мне поверить. Ты же знаешь Леону. Уж не знаю, что это за чертовщина, но, когда они попадают в Нью-Йорк, всех их сразу одолевает это самое коннектикутское веселье, будь оно неладно. Ты же сам знаешь.

— Да, да. Знаю. Знаю. А, ничего я не знаю.

— Ну, конечно, знаешь. Попробуй представить себе, как было дело. Эти двое, наверно, просто силком затащили Джоанну…

— Слушай. Ее сроду никому никуда не приходилось тащить силком. И не втирай мне очки, что ее кто-то там затащил.

— Никто тебе очки не втирает, — спокойно сказал седовласый.

— Знаю, знаю! Извини. О черт, я с ума схожу. Нет, я правда тебя не разбудил? Честное слово?

— Если б разбудил, я бы так и сказал, — ответил седовласый. Он рассеянно выпустил руку женщины. — Вот что, Артур. Может, послушаешься моего совета? — Свободной рукой он взялся за провод под самой трубкой. — Я тебе серьезно говорю. Хочешь выслушать дельный совет?

— Д-да. Не знаю. А, черт, я тебе спать не даю. И почему я просто не перережу себе…

— Послушай меня, — сказал седовласый. — Первым делом, это я тебе серьезно говорю, ложись в постель и отдохни. Опрокинь стаканчик чего-нибудь покрепче на сон грядущий, укройся…

— Стаканчик? Ты что, шутишь? Да я, черт подери, за последние два часа, наверно, больше литра вылакал. Стаканчик! Я уже до того допился, что сил нет…

— Ну ладно, ладно. Тогда ложись в постель, — сказал седовласый. — И отдохни, слышишь? Подумай, ну что толку вот так сидеть и мучиться?

— Да, да, понимаю. Я бы и не волновался, ей-богу, но ведь ей нельзя доверять! Вот клянусь тебе. Клянусь, ей ни на волос нельзя доверять. Только отвернешься, и… А-а, что говорить… Проклятье, я с ума схожу.

— Ладно. Не думай об этом. Не думай. Может ты сделать мне такое одолжение? — сказал седовласый. — Попробуй-ка выкинуть все это из головы. Похоже, ты… честное слово, по-моему, ты делаешь из мухи…

— А знаешь, чем я занимаюсь? Знаешь, чем я занимаюсь?! Мне очень совестно, но сказать тебе, чем я, черт подери, занимаюсь каждый вечер, когда прихожу домой? Сказать?

— Артур, послушай, все это не…

— Нет, погоди. Вот я тебе сейчас скажу, будь оно все проклято. Мне просто приходится держать себя за шиворот, чтоб не заглянуть в каждый стенной шкаф, сколько их есть в квартире — клянусь! Каждый вечер, когда я прихожу домой, я так и жду, что по углам прячется целая орава сукиных сынов. Какие-нибудь лифтеры! Рассыльные! Полицейские!..

— Ну, ладно. Ладно, Артур. Попробуй немного успокоиться, — сказал седовласый. Он бросил быстрый взгляд направо: там на краю пепельницы лежала сигарета, которую закурили раньше, до телефонного звонка. Впрочем, она уже погасла, и он не соблазнился ею. — Прежде всего, — продолжал он в трубку, — я тебе сто раз говорил, Артур: вот тут-то ты и совершаешь самую большую ошибку. Ты понимаешь, что делаешь? Сказать тебе? Ты как нарочно — я серьезно говорю, — ты просто как нарочно себя растравляешь. В сущности, ты сам внушаешь Джоанне… — Он оборвал себя на полуслове. — Твое счастье, что она молодец девочка. Серьезно тебе говорю. А по-твоему, у нее так мало вкуса, да и ума, если уж на то пошло…

— Ума! Да ты шутишь? Какой там у нее, к черту, ум! Она просто животное!

Седовласый раздул ноздри, словно ему вдруг не хватило воздуха.

— Все мы животные, — сказал он. — По самой сути все мы — животные.

— Черта с два. Никакое я не животное. Я, может быть, болван, бестолочь, гнусное порождение двадцатого века, но я не животное. Ты мне этого не говори. Я не животное.

— Послушай, Артур. Так мы ни до чего не…

— Ума захотел. Господи, знал бы ты, до чего это смешно. Она-то воображает, будто она ужасная интеллектуалка. Вот где смех, вот где комедия. Читает в газете театральные новости и смотрит телевизор, покуда глаза на лоб не полезут, значит, интеллектуалка. Знаешь, кто у меня жена? Нет, ты хочешь знать, кто такая моя жена? Величайшая артистка, писательница, психоаналитик и вообще величайший гений во всем Нью-Йорке, только еще не проявившийся, не открытый и не признанный. А ты и не знал? О черт, до чего смешно, прямо охота перерезать себе глотку. Мадам Бовари, вольнослушательница курсов при Колумбийском университете. Мадам…

— Кто? — досадливо переспросил седовласый.

— Мадам Бовари, слушательница лекций на тему «Что нам дает телевидение». Господи, знал бы ты…

— Ну ладно, ладно. Не стоит толочь воду в ступе, — сказал седовласый. Повернулся и, поднеся два пальца к губам, сделал женщине знак, что хочет закурить. — Прежде всего, — сказал он в трубку, — черт тебя разберет, умный ты человек, а такта ни на грош. — Он приподнялся, чтобы женщина могла за его спиной дотянуться до сигарет. — Серьезно тебе говорю. Это сказывается и на твоей личной жизни, и на твоей…

— Ума захотел! Фу, помереть можно! Боже милостивый! А ты хоть раз слыхал, как она про кого-нибудь рассказывает, про какого-нибудь мужчину? Вот выпадет у тебя минутка свободная, сделай одолжение, попроси, чтобы она тебе описала кого-нибудь из своих знаковых. Про каждого мужчину, который попадается ей на глаза, она говорит одно и то же: «Ужасно симпатичный». Пусть он будет распоследний, жирный, безмозглый, старый…

— Хватит, Артур, — резко перебил седовласый. — Все это ни к чему. Совершенно ни к чему. — Он взял у женщины зажженную сигарету. Она тоже закурила. — Да, кстати, — сказал он, выпуская дым из ноздрей, — а как твои сегодняшние успехи?

— Что?

— Как твои сегодняшние успехи? Выиграл дело?

— Фу, черт! Не знаю. Скверно. Я уже собирался начать заключительную речь, и вдруг этот Лисберг, адвокат истца, вытащил откуда-то дуру горничную с целой кучей простынь в качестве вещественного доказательства, а простыни все в пятнах от клопов. Брр!

— И чем же кончилось? Ты проиграл? — спросил седовласый и опять глубоко затянулся.

— А ты знаешь, кто сегодня судил? Эта старая баба Витторио. Черт его разберет, почему у него против меня зуб. Я и слова сказать не успел, а он уже на меня накинулся. С таким не сговоришь, никаких доводов не слушает.

Седовласый повернул голову и посмотрел, что делает женщина. Она взяла со столика пепельницу и поставила между ними.

— Так ты проиграл, что ли? — спросил он в трубку.

— Что?

— Я спрашиваю, дело ты проиграл?

— Ну да. Я еще на вечере хотел тебе рассказать. Только не успел в этой суматохе. Как по-твоему, шеф полезет на стену? Мне-то плевать, но все-таки как по-твоему? Очень он взбесится?

Левой рукой седовласый стряхнул пепел на край пепельницы.

— Не думаю, что шеф непременно полезет на стену, Артур, — сказал он спокойно. — Но, уж надо полагать, и не обрадуется. Знаешь, сколько времени мы заправляем этими тремя паршивыми гостиницами? Еще папаша нашего Шенли основал…

— Знаю, знаю. Сынок мне рассказывал уже раз пятьдесят, не меньше. Отродясь не слыхивал ничего увлекательнее. Так вот, я проиграл это треклятое дело. Во-первых, я не виноват. Чертов псих Витторио с самого начала травил меня, как зайца. Потом безмозглая дура горничная вытащила эти простыни с клопами…

— Никто тебя не винит, Артур, — сказал седовласый. — Ты хотел знать мое мнение — очень ли обозлится шеф. Вот я и сказал тебе откровенно…

— Да знаю я, знаю… Ничего я не знаю. Кой-черт! В крайнем случае могу опять податься в военные. Я тебе говорил?

Седовласый опять повернулся к женщине — может быть, хотел показать, как терпеливо, даже стоически он все это выслушивает. Но она не увидела его лица. Она нечаянно опрокинула коленом пепельницу и теперь поспешно собирала пепел в кучку; она подняла глаза секундой позже, чем следовало.

— Нет, Артур, ты мне об этом не говорил, — сказал седовласый в трубку.

— Ну да. Могу вернуться в армию. Еще сам не знаю. Понятно, я вовсе этого не жажду и не пойду на это, если сумею выкрутиться по-другому. Но, может быть, все-таки придется. Не знаю. По крайней мере, можно будет забыть обо всем на свете. Если мне опять дадут тропический шлем, и большущий письменный стол, и хорошую сетку от москитов, может быть, это будет не так уж…

— Вот что, друг, хотел бы я вправить тебе мозги, — сказал седовласый. — Очень бы я этого хотел. Ты до черта… Ты ведь вроде неглупый малый, а несешь какой-то младенческий вздор. Я тебе это от души говорю. Из пустяка раздуваешь невесть что…

— Мне надо от нее уйти. Понятно? Еще прошлым летом надо было все кончить, тогда был такой разговор — ты это знаешь? А знаешь, почему я с нею не порвал? Сказать тебе?

— Артур. Ради всего святого. Этот наш разговор совершенно ни к чему.

— Нет, погоди. Ты слушай. Сказать тебе, почему я с ней не порвал? Так вот, слушай. Потому что мне жалко ее стало. Чистую правду тебе говорю. Мне стало ее жалко.

— Ну, не знаю. То есть, я хочу сказать, тут не мне судить, — сказал седовласый. — Только, мне кажется, ты забываешь одно: ведь Джоанна взрослая женщина. Я, конечно, не знаю, но мне кажется…

— Взрослая женщина! Да ты спятил! Она взрослый ребенок, вот она кто! Послушай, вот я бреюсь — нет, ты только послушай, — бреюсь, и вдруг здрасьте, она зовет меня через всю квартиру. Я недобрит, морда вся в мыле, иду смотреть, что у нее там стряслось. И знаешь, зачем она меня звала? Хотела спросить, как по-моему, умная она или нет. Вот честное слово! Говорю тебе, она жалкое существо. Сколько раз я смотрел на нее спящую, и я знаю, что говорю. Можешь мне поверить.

— Ну, тебе виднее… я хочу сказать, тут не мне судить, — сказал седовласый. — Черт подери, вся беда в том, что ты ничего не делаешь, чтобы исправить…

— Мы не пара, вот и все. Коротко и ясно. Мы совершенно друг другу не подходим. Знаешь, что ей нужно? Ей нужен какой-нибудь здоровенный сукин сын, который вообще не станет с ней разговаривать, — вот такой нет-нет да и даст ей жару, доведет до полнейшего бесчувствия — и пойдет преспокойно дочитывать газету. Вот что ей нужно. Слаб я для нее, по всем статьям слаб. Я знал, еще когда мы только поженились, клянусь богом, знал. Вот ты хитрый черт, ты так и не женился, но понимаешь, перед тем как люди женятся, у них иногда бывает вроде озарения: вот, мол, какая будет моя семейная жизнь. А я от этого отмахнулся. Отмахнулся от всяких озарений и предчувствий, черт дери. Я слабый человек. Вот тебе и все.

— Ты не слабый. Только надо шевелить мозгами, — сказал седовласый и взял у молодой женщины зажженную сигарету.

— Конечно, я слабый! Конечно, слабый! А, дьявольщина, я сам знаю, слабый я или нет! Не будь я слабый человек, неужели, по-твоему, я бы допустил, чтобы все так… А-а, что об этом говорить! Конечно, я слаб… Господи боже, я тебе всю ночь спать не даю. И какого дьявола ты не повесишь трубку? Я серьезно говорю. Повесь трубку, и все.

— Я вовсе не собираюсь вешать трубку, Артур. Я хотел бы тебе помочь, если это в человеческих силах, — сказала седовласый. — Право же, ты сам себе худший…

— Она меня не уважает. Господи боже, да она меня и не любит. А в сущности, в самом последнем счете и я тоже больше ее не люблю. Не знаю. И люблю, и не люблю. Всяко бывает. То так, то эдак. О черт! Каждый раз, как я твердо решаю положить этому конец, вдруг почему-то оказывается, что мы приглашены куда-то на обед, и я должен где-то ее встретить, и она является в белых перчатках, или еще в чем-нибудь таком… Не знаю. Или я начинаю вспоминать, как мы с ней в первый раз поехали в Нью-Хейвен на матч принстонцев с йельцами. И только выехали, спустила шина, а холод был собачий, и она светила мне фонариком, пока я накачивал эту треклятую шину… ты понимаешь, что я хочу сказать. Не знаю. Или вспомнится… черт, даже неловко… вспомнятся дурацкие стихи, которые я ей написал, когда у нас только-только все начиналось. «Чуть розовеющая и лилейная, и эти губы, и глаза зеленые…» Черт, даже неловко… Эти строчки всегда напоминали мне о ней. Глаза у нее не зеленые… у нее глаза как эти проклятые морские раковины, чтоб им… но все равно, мне вспоминается… не знаю. Что толку говорить? Я с ума схожу. И почему ты не повесишь трубку? Серьезно…

— Я совсем не собираюсь вешать трубку, Артур. Тут только одно…

— Как-то она купила мне костюм. На свои деньги. Я тебе не рассказывал?

— Нет, я…

— Вот так взяла и пошла к Триплеру, что ли, и купила мне костюм. Сама, без меня. О черт, я что хочу сказать, есть в ней что-то хорошее. И вот забавно, костюм пришелся почти впору. Надо было только чуть сузить в бедрах… брюки… да подкоротить. Черт, я хочу сказать, есть в ней что-то хорошее…

Седовласый послушал еще минуту. Потом резко обернулся к женщине. Он лишь мельком взглянул не нее, но она сразу поняла, что происходит на другом конце провода.

— Ну-ну, Артур. Послушай, этим ведь не поможешь, — сказал он в трубку. — Этим не поможешь. Серьезно. Ну, послушай. От души тебе говорю. Будь умницей, разденься и ложись в постель, ладно? И отдохни. Джоанна скорей всего через минуту явится. Ты же не хочешь, чтобы она застала тебя в таком виде, верно? И вместе с ней скорей всего ввалятся эти черти Эленбогены. Ты же не хочешь, чтобы вся эта шатия застала тебя в таком виде, верно? — Он помолчал, вслушиваясь. — Артур! Ты меня слышишь?

— О господи, я тебе всю ночь спать не даю. Что бы я ни делал, я…

— Ты мне вовсе не мешаешь, — сказал седовласый. — И нечего об этом думать. Я же тебе сказал, я теперь сплю часа четыре в сутки. Но я бы очень хотел тебе помочь, дружище, если только это в человеческих силах. — Он помолчал. — Артур! Ты слушаешь?

— Ага. Слушай. Вот что. Все равно я тебе спать не даю. Можно я зайду к тебе и выпью стаканчик? Ты не против?

Седовласый выпрямился и свободной рукой взялся за голову.

— Прямо сейчас? — спросил он.

— Ну да. То есть если ты не против. Я только на минутку. Просто мне хочется пойти куда-то и сесть, и… не знаю. Можно?

— Да, отчего же. Но только, Артур, я думаю, не стоит, — сказал седовласый и опустил руку.-То есть я буду очень рад, если ты придешь, но, уверяю тебя, сейчас ты должен взять себя в руки, и успокоиться, и дождаться Джоанну. Уверяю тебя. Когда она прискачет домой, ты должен быть на месте и ждать ее. Разве я не прав?

— Д-да. Не знаю. Честное слово, не знаю.

— Зато я знаю, можешь мне поверить, — сказал седовласый. — Слушай, почему бы тебе сейчас не лечь в постель и не отдохнуть, а потом, если хочешь, позвони мне опять. То есть если тебе захочется поговорить. И не волнуйся ты! Это самое главное. Слышишь? Ну как, согласен?

— Ладно.

Седовласый еще минуту прислушивался, потом опустил трубку на рычаг.

— Что он сказал? — тотчас спросила женщина.

Седовласый взял с пепельницы сигарету — выбрал среди окурков выкуренную наполовину. Затянулся, потом сказал:

— Он хотел прийти сюда и выпить.

— О боже! А ты что?

— Ты же слышала, — сказал седовласый, глядя на женщину. — Ты сама слышала. Разве ты не слыхала, что я ему говорил? — Он смял сигарету.

— Ты был изумителен. Просто великолепен, — сказала женщина, не сводя с него глаз. — Боже мой, я чувствую себя ужасной дрянью.

— Да-а, — сказал седовласый. — Положение не из легких. Уж не знаю, насколько я был великолепен.

— Нет-нет. Ты был изумителен, — сказала женщина. — А на меня такая слабость нашла. Просто ужасная слабость. Посмотри на меня.

Седовласый посмотрел.

— Да, действительно, положение невозможное, — сказал он.-То есть все это настолько неправдоподобно…

— Прости, милый, одну минутку, — поспешно сказала женщина и перегнулась к нему. — Мне показалось, ты горишь! — Быстрыми, легкими движениями она что-то смахнула с его руки. — Нет, ничего. Просто пепел. Но ты был великолепен. Боже мой, я чувствую себя настоящей дрянью.

— Да, положение тяжелое. Он, видно в скверном…

Зазвонил телефон.

— А черт! — выругался седовласый, но тотчас снял трубку. — Да?

— Ли? Я тебя разбудил?

— Нет, нет.

— Слушай, я подумал, что тебе будет интересно. Сию минуту ввалилась Джоанна.

— Что? — переспросил седовласый и левой рукой заслонил глаза, хотя лампа светила не в лицо ему, а в затылок.

— Ага. Вот только что ввалилась. Прошло, наверно, секунд десять, как мы с тобой кончили разговаривать. Вот я и решил тебе позвонить, пока она в уборной. Слушай, Ли, огромное тебе спасибо. Я серьезно — ты знаешь, о чем я говорю. Я тебя не разбудил, нет?

— Нет, нет. Я как раз… нет, нет, — сказал седовласый, все еще заслоняя глаза рукой, и откашлялся.

— Ну вот. Получилось, видно, так: Леона здорово напилась и закатила истерику, и Боб упросил Джоанну поехать с ними еще куда-нибудь выпить, пока все не утрясется. Я-то не знаю. Тебе лучше знать. Все очень сложно. Ну и вот, она уже дома. Какая-то мышиная возня. Честное слово, это все подлый Нью-Йорк. Я вот что думаю: если все наладится, может, мы снимем домик где-нибудь в Коннектикуте. Не обязательно забираться уж очень далеко, но куда-нибудь, где можно жить по-людски, черт возьми. Понимаешь, у нее страсть — цветы, кусты и всякое такое. Если бы ей свой садик и все такое, она, верно, с ума сойдет от радости. Понимаешь? Ведь в Нью-Йорке все наши знакомые — кроме тебя, конечно, — просто психи, понимаешь? От этого и нормальный человек рано или поздно поневоле спятит. Ты меня понимаешь?

Седовласый все не отвечал. Глаза его за щитком ладони были закрыты.

— Словом, я хочу сегодня с нею об этом поговорить. Или, может быть, завтра утром. Она все еще немножко не в себе. Понимаешь, в сущности, она ужасно славная девочка, и если нам все-таки еще можно хоть как-то все наладить, глупо будет не попробовать. Да, кстати, я заодно попытаюсь уладить эту гнусную историю с клопами. Я уж кое-что надумал. Ли, как по-твоему, если мне прямо пойти к шефу и поговорить, могу я…

— Извини, Артур, если ты не против, я бы…

— Ты только не думай, я не потому тебе звоню, что беспокоюсь из-за моей дурацкой службы или что-нибудь в этом роде. Ничего подобного. В сущности, меня это мало трогает, черт подери. Просто я подумал, если бы удалось не слишком лезть вон из кожи и все-таки успокоить шефа, так дурак я буду…

— Послушай, Артур, — прервал седовласый, отнимая руку от лица, — у меня вдруг зверски разболелась голова. Черт ее знает, с чего это. Ты извинишь, если мы сейчас кончим? Потолкуем утром, ладно? — Он слушал еще минуту, потом положил трубку.

Женщина тотчас начала что-то говорить, но он не ответил. Взял с пепельницы не докуренную ею сигарету и поднес было к губам, но уронил. Женщина хотела помочь ему отыскать сигарету — еще прожжет что-нибудь, — но он сказал, чтобы она, ради всего святого, сидела смирно, — и она убрала руку.


скачать здесь http://smartfiction­.ru/prose/pretty-mou­th-and-green-my-eyes­/
и читать лучше тоже там

Категории: Литература, Дж. Сэлинджер
воскресенье, 16 декабря 2018 г.
. magnus banе 17:58:46

GO TO HELL FOR HEAVEN'­S SAKE

я понял, что слишком стар для всего этого дерьма


нет, серьезно. мне всего двадцать два (уже двадцать два), в моем возрасте люди, вроде как, ведут активную ночную жизнь, срывают ежесекундные цветы удовольствия и наивно верят в то, что им открыты все дороги. мне же кажется сейчас, что, возможно, я свое откутил в возрасте от шестнадцати до двадцати, а теперь скоропостижно иссох душой и все, что могу делать - так это брюзжать как старик, с часу ночи капая своей даме сердца на мозг словами "хватит пить, пошли спать, нам завтра в одиннадцать выезжать уже, а уже почти два часа ночи, я хочу спать, пошли спать, спать, спать, спать". ладно, окей, поспать лично мне все равно не удалось, но зато ненавидеть все живое в итоге - вполне себе. не считая того, что мой больной желудок, видимо, скооперировавшись с несчастной нервной системой, резко выдал мне что-то вроде "эй, дружище? я смотрю, ты выпил всего лишь полтора литра пива и двести грамм водки? ты думаешь, это наш предел? мне плевать, что ты абсолютно трезв после таких поворотов, давай, я начну болеть, как сука, и ты будешь мучиться, лежа в кровати?". добавим к этому толпу пьяных людей, которая перманентно залетала в нашу спальню с воплями "а чой-та мы тут спим в детское время?" и получавшая прекрасный высокопарный отбор родного трехэтажного от цербера, который спал от меня по левую руку. утром мы посчитали, что нас будили раз семь, а спали от силы мы часов пять, не больше. в - выходные.

забегая вперед.

утро.

дама сердца: почему ты не разбудил меня и не сказал, что тебе было плохо?
я: ...

три часа ночи.

я: зайка, мне очень хреново.
дама сердца: БЛЯДЬ, ХОТЬ ТЫ МОЖЕШЬ ДАТЬ МНЕ ПОСПАТЬ СЕГОДНЯ?!

утро.

я: ты обматерила меня, не просыпаясь.
дама сердца: ...


вам когда-нибудь измеряла в пять часов утра в туалете температуру ладошкой абсолютно голая девушка, которая даже не ваша и которая сначала стыдливо скрылась в темноте коридора, а потом, громко рассудив, что чего я там не видел, зашла внутрь помещения? мне довелось это испытать на себе. это было забавно. почему-то никого ничего не смущало по какой-то причине, потому что, да, чего я там не видел, собственно?

вас когда-нибудь заталкивали в баню насильно, а после выкидывали в сугробы в одном нижнем белье, когда термометр показывал -17? нет? это странные ощущения. настолько странные, что из меня выбило остатки алкогольного опьянения, а потом я даже вошел во вкус, и вот уже семь даунов формата 20+ купались в сугробах как дельфины, но рассек к ебеням ногу почему-то только я один.

х: У НЕГО КРОВЬ ХЛЕЩЕТ ГОСПОДИ ДАЙТЕ ПЛАСТЫРЬ ДАЙТЕ ЙОД ДАЙТЕ БИНТ
дама сердца: СТОЯТЬ БЛЯДЬ, РОДНОЕ МОЕ ХУЙЛО, ТЫ МОЖЕШЬ ПРИСЕСТЬ И ЗАДРАТЬ НОГУ ВВЕРХ?

и, я не знаю, как это работает, но кровь остановилась.


ну, и немного о том, насколько хорошо мы знаем всех своих друзей:

инсталляция: гробовая тишина (неожиданно), темнота на этаже, звук шагов по лестнице, грохот, приглушенное разозленное "блять!".

я: это х.
дама сердца: это однозначно х.

инсталляция №2: гробовая тишина, темнота на этаже, неожиданно стены содрогаются треком "тамада" от мияги и эндшпиля, мы подлетаем к потолку аки испуганные котики.

я: ебучий турок со своим ебучим мияги.
дама сердца: я сейчас встаю и иду крошить турецкое ебало, потому что меня уже блевать тянет от этого мияги.

но самое охуенное произошло в четыре утра, когда я проснулся уже на пороге спальни и, подняв глаза, встретился взглядами со своей точно такой же ничего не соображающей бывшей девушкой, которая тоже присутствовала в этом аду и так же решила лечь уже спать, но... с секунду мы смотрели друг на друга, пытаясь понять, что нас потревожило, а потом мы услышали неебический рев за стенкой. плакала все та же когда-то упавшая х, плакала, потому что, мягко говоря, выпила лишнего и, в довесок, у нее началась адская мигрень.

моя женщина свидетель, я три раза порывался вызвать такси, очень много матерился, агрессивно курил, стоя в пижамных штанах на крыльце и орал, как я всех ненавижу
что самое интересное, к выводу о том, что все мы немного уже древние для таких выкрутасов, пришли... все. абсолютно все. быть может, потому что вся эта же толпа кутила вместе со мной в мои шестнадцать - двадцать.

Так кто же второй умер,после меня?(напоминалка Меган)Tailless Hvisa Кьяра Асакура Кларк 13:18:14
Ты меня конкретно достала!
Еще раз говорю,точнее не так
в первый и последний раз!
Когда я Дралась с Высшей,которая вселилась в тебя Меган!!!!!https://v­k.com/id513807318
Меня ОНА УБИЛА БЕРЕМЕННОЙ БЛЯТЬ!
(я в роле суррогатной матери)
Я знала что высшие идут в Наш Мир,я хотела создать супер солдата,
(вспоминаем арт Хентай в Троем,Меган,Я,Бренд­он)
Ну и у меня получилось(только я правда об этом не знала но не суть!)
С Меган Здоровый Организм,с Брендона Нано-мишина и частичка симбиота,с меня выпуск демона"души"из своего Ада,силы природы и так далее(чем собственно я и владею)
Сана "Nomаd"должна была её обучить за пол года
(всему чему она сама научилась)
до нашествия высших,потом уже конкретно уничтожить Добрую мягко говоря сущность.
Но у меня все как всегда через жопу пошло!
Мой канал на Ютубе https://www.youtube­.com/channel/UCuueGX­szi7K3mesH7cIcgIA?vi­ew_as=subscriber
Мой второй канал https://www.youtube­.com/channel/UCOwaia­qe7xZ_-osJgV_r-ew
Моя страница в ВК https://vk.com/idan­na25748
Мой беон http://kionami.beon­.ru
Моя группа в ВК https://vk.com/rain­bow_six_siege_kiara1­88
Не забуть Подписаться на мой канал,и вступить В мою группу
заявки я принимаю в 8 часов вечера по московскому времени
Не болейте и всем удачи =)
Не забуть подписаться и лайк поставить)
­­
­­
Хотите, приходите - подрочим. Уголок Alfa 12:02:38
 http://hentai-chan.m­e/translation/25820/­
Мои переводы хентай-манги. Хотите, приходите - подрочим.
суббота, 15 декабря 2018 г.
... СyNцNдница в сообществе ... 11:03:33
Ева ваще подло поступила,а Калеб был наивный.Ааааа ну почему такой конец,я даже почти зашипперила их не смотря на то что он влюбился в того у кого из человеческого ток лицо и конечности
четверг, 13 декабря 2018 г.
БУКВЫ 2015 | © Killzero 19:59:59
Вероломные знаки любви посылают луны.
Я тону в океане блудливой червонной страсти.
А судьбы моей слабые, пошлые, глупые руны
погибают в её ненасытной горящей пасти...

Манускрипты пылают и пепел клубится туманами.
Я лечу мотыльком, опоённый мечтами наивными,
на обманы её, на пожар со смертельными ранами,
чтобы в ноги к ней пасть тем огнём опалёнными крыльями...

-

Жертвоприношение.

Категории: Буквализм
... СyNцNдница в сообществе ... 13:17:44
Я слишком наивна если думаю что зарплаты м/с мне будет хватать чтоб нормально жить одной?
показать предыдущие комментарии (3)
13:32:04 СyNцNдница
Ну еще бы жрала макарохи с мазиком и вкусняшками
13:35:52 Атерра
Оу...хотя бы гарнир какой нибудь сделала бы например грецу в добавок и омлет сверху Вроде бы быстро и вкусно
13:38:58 СyNцNдница
Ну к макарохам сосисы
13:45:22 Атерра
Ахах...тоже захотелось
среда, 12 декабря 2018 г.
175; 1914 -> 2018 Кir . 09:53:18
наивно полагать, что одна капля крови не сможет вызвать войну

тот, кто не знает историю, обречен повторять ошибки прошлого

также наивно полагать, что картинка 100 на 100 пикселей с нацистами не сможет вызвать новую волну

Категории: Человек
показать предыдущие комментарии (6)
10:12:29 неуместный человек
возможно, мне удастся когда-нибудь найти место и сторонников, но пока это не так
10:21:45 Кir .
что не так с твоими взглядами и желаниями?
10:26:22 неуместный человек
может быть стоит перенести эту беседу в личные сообщения?
10:45:55 Кir .
на твое уссмотрение


Девушки наивные > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
А Додзи Санта!:-O
т___Т
пройди тесты:
Какова будет реакция героев Наруто если...
.
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх